Тексты песен

Тексты альбома «Очарованный странник»

Тексты альбома «Таймер»

Суфийская баллада

Ивы колдуют на полдень
Водят свои пути
И отбывала лодка

И вкус воды брал заживо
Полдень вязал пути
И омывало лодку

С окраин пепел летел на полдень
И жгли пути
Что увидал с юности

На заре острия тонкий звук протянул
Бытия твоего долголетие
Окольный стан

Из-под опущенных век полыхающих дней
Неизреченной страны
Таял

И шел на полдень
Под его обстрелом

И День правил небом
И Дух правил небом

Нахмурится на секунду
И пустит по песку
Тень многолетнюю…

Глаза Господни

Кому отвечаешь
Открывая свету белому
Лето глаз Господних

Кому уготовишь сполох
Из-под век кромешных
У лика рек Господних

Кому вечер собираешь
Окаянным долом
Святить Господню веху

Кому послужить от века
У подхода к остову
Силы человека

Вновь обретши корень славы
Ядом соловьиных ночей
В канун Петра

Кому место, за которым
Дух рассеет плоть
Молвя отголоском ветра

Кого отрекаешься
Весь малый срок глядя вверх
В Глаза Господни

Снег с дождем

И луна покрыта бархатным ковром
Тянет дрожь
А поди не там берешь
Все уйдут
Подожди, пока не будет никого
Здесь не надобен никто
На скамейке зонт оставлен
Слышишь — стекла бьют
Нарушая наш покой и наш уют
А уйти никто не даст — не проси
Никогда тебе вот так не пройти
Просто так, без всего —
Похоже, год

Еще ближе подведет
И, может, все само пройдет
Говорят
Не похожих нынче прежних горят
Будят — спят
Не найти уже не то что тоска
И дырявого носка
Без ноги
Помоги
Посмотри хотя бы вниз свысока
Бей пока
Видишь, с ними летят
Иже с ними летят

Война прошла

Война прошла
Считают лета и собирают цветы
И не жгут простыни на бинты
На платформе бутылка
Наполнена тоскою по дому
Лес рубят на скрипки
Грибы на дровах
Свежих щей аромат из окна
Пролетел воробей

Кто-то дернулся — думал, пуля
Где взорван был мост
Раскиданы балки
Их растаскивают на ограды
И строят дома
Там, где раньше гибли отряды
Пыльца на губах
Кусок кобуры у быка на рогах
Душистое сено в стогах

Дождь

Дождь оставляет царапины на стеклах иномарок,
сползает по цоколю, по прогибам арок,
дождь размывает стыки кирпичных фасадов,
не выдержавших силу осады
Месиво соборов, колонн, баллюстрад,
зеркальных высоток, чугунных оград,
дождь — вечер, огни автострады,
расплавленная скорость вечных дорог

Скобки времени сжимая безнадежно
обреченно, невозможно,
дождь через несколько часов
смоет месиво зданий, машин, голосов,
навсегда защелкнет временной засов
Дождь, взвиваясь по перилам подвесных мостов,
свивая спираль из всех стоянок и постов,
вниз по поперечным ускользающим проходам,
по подземным переходам, вверх —
по эскалатору за людским потоком,
наружу со скоростью тока —
по проводам всех вокзалов с отходом поездов,
мелькая по смежной сети городов,
смывая границы своих следов…

Будильник

Тишина. Ни комара
Кто же разъебал будильник — если б знать
В мае тихи вечера
В мае томны вечера
В банке кабачковая икра
В мае тихи вечера
В мае томны вечера
Стопка водки, кабачковая икра

В тишине голоса
Сложный уровень. Сегодня вряд ли доиграть
Славно посидели, но как, ети их мать,
Мне все это завтра в одиночку убирать?..
А так хотелось поиграть
Надо что-то выбирать
В жизни что-то выбирать
Главное — себе не врать
Ночь омыло грозой
У монитора вьются мотыльки
А по улице ходят мужики
Разные ходят мужики
Их шаги легки

Она спит, и ей снятся мужики
Разные снятся мужики
Их шаги легки
Ползает нервно и вдрызг
Бесполезный всхлип
И голос тихий
Крошка, выйди в шнтернет
Крошка, ну выйди в шнтернет
В эту ночь не пожалею я монет
Крошка, выйди в шнтернет
Хоть на немножко — ну выйди в шнтернет
Сделай виртуальный мне минет

Взрыв на той стороне
Хищный цокот. Кто-то взвился на этаж

Боже, что тут только не отдашь
Боже, кого тут только не продашь
Если за ночь богу душу не отдашь
Боже, что тут только не отдашь
Боже, кого тут только не продашь…
Пара трупов. Вонь. Узбекский гаш
Все. Скоро рассвет
Починю будильник. Зубы. И — в кровать
Главное — его не проебать
Главное — звонок не проебать
Ведь уволят, если третий раз проспать
Главное — его не проебать
Главное — ЖшЗНЬ НЕ П ОЕБАТЬ
Все. Пора вставать

Верно ли

Верно ли
Путь твой в пятнах бензина и в запахе клевера
Веною
Мерно пульсирует трасса с далекого Севера
А по обеим сторонам крошится скала
В пасть ущелья зажата мечеть
Прокричал мулла
Путь чертой рассеченный
На два ствола
Катится
Мягкий страх ухватил
Была не была
Берега нить
Ускользнет из-под жала прицела

Едва видна
С верою быть
С силою быть
Целой ли быть
Сбитой ли быть
Катится
Все быстрей
Надвигаются времена
Солнца мина
Катится
И удар окатил диким сполохом дали
Выведи меня
След твой в пятнах бензина и в запахе гари
Не на меня…

Весна

С моста
Петля на север
Стенды
Рекламы Судороги тени дней
И вести даты праздники улицы люди падаль драки
Все, что намертво далось
На дороге
Памятью снято
Спустя
Скрестились в танце
Откосы, сполохи и рельсы

К ней
И передачи стоны и сигналы веры всех идущих
Переламывая
Что навек ударило
Перематывая пленку памяти
И сжигая на подходе
Где на белом своде
Таяло
В фокусе и ярость и грусть
И безвременное
До поворота подбрось
А дальше волны света
На заправке смех и разговор
И у стены нагретой
Ты передай

Песню
Веришь ли
Имя твое смутно слышу
Имя твое не договори
Заново его добуду
И в пути разгадывая, выпущу назад обойму лет
Поймаешь ли
Самое грядущее
Безмолвно глядя за тобой иду
Завороженная твоею радостью
Весна

Свисток Удары ругань
Фары
Давился ли кто даром твоим
Безоговорочно его законы силу вечность заповеди
Намертво досталось
Убаюканная в сторону гляди проносит
Памятью снято
Попал
Какая видимость
Сами
Не передать ни стона выстрела крика
Из последних переламывая
Что навек ударило
Перематывая пленку памяти
И сжигая на подходе

Где на белом своде
Таяло
В фокусе и ярость и грусть
И безвременное
До поворота подбрось
А дальше волны света
На заправке смех и разговор
И у стены нагретой
Ты передай
Песню
Слышишь ли
Имя твое ясно слышу
Имя твое не договори
Заново его добуду
И в пути разгадывая, выпущу назад обойму лет

Поймаешь ли
Самое грядущее
Безмолвно глядя за тобой иду
Завороженная твоею радостью
Поймаешь ли
Ты веди меня ты не вини меня не брось меня
На дороге твоей
Весна

Дом знакомый

Дом знакомый. Веткой схвачено окно
То ли взвоешь, то ли всплачешь — все одно
Было лето или осень — что ж теперь
Заходи да закрывай покрепче дверь
В доме холод корки хлеба тишина
Мерно стонет бестолковая струна
По полу рассыпан горький табачок
Делай шутку. Стисни вечер в кулачок
По углам глухую скуку собери
Незаметно разговором умори
Был последний — то, что надо, да уснул
Может, все же не напрасно заглянул

Гриф починен — тыл разломан, голос сел
Долго рос, да слишком поздно полетел
Говорит повсюду странные слова
Да уж больно дорогая голова
Может, был бы жив, велик, раззолочен
Кабы не был до рожденья обречен
Даже если до конца и доведет
Было ль, не было — тотчас же пропадет
Рано ль, поздно — не очнется ото сна
Не понятно только, чья же в том вина

Брось же, милый, бесполезно горевать
Что не сжалятся над нами — наплевать
Кое-кто здесь пол-земли исколесил
Да для себя ответа так и не спросил
На асфальте все ж не вырастишь травы
И своей не прыгнешь выше головы
Темный вечер. След неясный на снегу
Не ходи домой, садись, попьем чайку
Дом знакомый. Веткой схвачено окно
То ли взвоешь, то ли всплачешь — все одно

Желтый автобус

Кто здесь очертил
Чья теперь очередь
Вижу — идет желтый автобус

Кто так огорчен
Что они здесь делают
Вижу. Ждут желтый автобус

Холодно сегодня
Дует во все щели
Все ждут желтый автобус

Надо завершать дело
Никогда нельзя тянуть
Здесь все ждут желтый автобус

Тихо-то как здесь
Вроде рядом магистраль
По ней должен прийти желтый автобус

Нехорошо стоять
Облокотившись на людей
Ведь все ждут желтый автобус

Все. Здесь мое место.
И никто меня не сдвинет
В общем-то, никто не хочет
Как-то всем не до меня

Ну, раз. Еще раз
Что-то мне совсем никак
Мне обычно плюнуть раз
А сейчас — совсем никак

Ну, куда ты лезешь
Видишь ведь — совсем никак
Здесь и так слишком много
Тех, кто тоже хочет влезть
Ну, раз. Еще раз
Еще много-много раз
Ну, пихни меня сейчас
В желтый автобус…

С краю хорошо
Можно даже подышать
Пока уйдет желтый автобус

Вот так когда-нибудь
Будет твой черед
И придет желтый автобус

Идущему по краю дороги

Идущему по краю дороги
Сместилось
Ничего не видно
Вырубило
Впереди ломает
Абы на ходу не получи-
Меняется место
Не часто бывает
Слежу за ней
Просыпается все
Тает тает
Пропустили

За дом моя дорога
Лабиринт полых арок
Такой вот подарок
С похмелья
Внимает
Протяжному гудку электрички
Мимоходом
Даль собирая

Заново
Ничего не видно
Будто прошлые остатки лета

Бесполезно голо (дододигидон)
Голову на утренний рентген
Будто только что собран
Слаб
И еще кое-как вдыхает
Пуская дым меж влажных веток
Поезду вослед
Жалкие лужи
Воздух
Полный смутной ласки
Обнимает
Мозаикою (дододигидон)

Фары & светофоры дали
Огни фестиваля
И тянет наверх
Но с непривычки
ЛОМАЕТ ИДТИ
Но влечет неумолимо
Мимоходом
Даль собирая
Мимоходом
Даль (ЛОМАЕТ ИДТИ)
Даль…
(ЛОМАЕТ ИДТИ)

Кармен

Я не помню отца
Я давно не видела мать
Я — слепая Кармен
Дай мне сплясать!

Я — как жгучая язва
меж затерявшихся льдин
Все — как все ш я как один

И слепой инстинкт
работает всегда только так:
если не знаешь, как, делай то, что не знаешь

А я не помню отца
Я давно не видела мать
Я — слепая Кармен
Дай мне сплясать!

Я — инструмент в толпе несчастных,
подрезающий плоть середин
Все — как все
И я как один

Мой совершенный начальник,
путь твой исполнен святого вранья,
и истину мало кто знает, но кто же не знает меня?

А я не помню отца
В детстве меня испортила мать
Я — слепая Кармен
Дай мне сплясать!

Смотри вверх, поймай его,
крыша — мой ангел, слеп и един!
Ведь я — как все, а все как один

Я — как тысяча чирьев некоей матерой руки
Я — слепая не «для»
Я — «вопреки»

Ведь я не помню отца,
в детстве меня испортила мать
Я — слепая Кармен
Дай мне сплясать!

Назад

Мой двойник мне помахал рукой
Старое метро
Стрелка в восемь
Здесь, кажется, должен быть кто-то другой,
но как же незаметно подкралась осень
И хочется прийти несколько раньше

Час спустя мы сидим в баре
Двери парадных освещают фары
На плитках фотографий играют тени
Сигареты пляшут в сомкнутых пальцах,
нет — нет — нет —
это только кофе

Но, знаешь, я вижу твой дом,
я вспоминаю твой сад, и меня тянет назад

Знаешь, как сладко вдыхать
памяти густой аромат?
Так и тянет назад

Утро
Звонок
Снимаю трубку
На стенах зарубки отгоревших снарядов,
сметенных с плацдарма вчерашней ночи
«Да, я.

Нет, не узнаю»
А пальцы крутят ленту вчерашнего концерта
Как жало — запах забинтованных запястий!
спектр последних сражений, и, как всегда, невзначай, поражений
«Позвони мне попозже, приду я в себя, ведь ты знаешь, милый, я не помню тебя,
я совершенно не помню тебя, я забыла тебя, очей моих свет» —
нет — нет — нет — нет —
это только осень

Но, знаешь, я чувствую боль,
в меня проникает твой взгляд и уводит назад

Знаешь, как сладко вдыхать
памяти густой аромат?
Так и тянет назад

Знаешь, как меркнут слова,
как загорается взгляд,
когда уводит назад?

Знаешь, как сладко вдыхать
памяти густой аромат?

Просыпал

Не торопись. Покури. Немного не в себе. Что в пакете?
Не торопись. Покури. Как дела? ш у меня.
Немного недоспал. Где взял? Где, говоришь? ш мне немножечко отсыпь.
Ты куда? Да, щас! Не торопись. Еще двоих?
Не напрягайся. Покури. Не суетись. Уже внизу.
Доставай. Да, в пакете. Не шуми. Не раздави.
Уже внизу. Давай без них. Насыпай. Не торопись!
Не просыпь! Что ты делаешь? Дай, лучше я! Нет, лучше, я!
Нет, лучше я! Уйди, я сам! Не говори под руку!
Уже почти готово. Отойди!
Ну, вот, просыпал…

Углич

Три часа
А уже темно
В комнате накурено
День сижу
Три сижу
На пятый пью

Подошел к зеркалу
Глянул хорош
Так и надо
Здорово живешь

В Угличе
В славном городе Угличе
На большой широкой улице
Много всякого и разного
Мало не покажется

Семь часов семь бед
Из кого-то алой липкой струйкой
Льется винегрет
На потолке
Щиплет травку свинья
Вовик глинкой мажется…
Допилась
Мало не покажется

В Угличе
В славном городе Угличе
Ты оставил меня в Угличе
Раз ты кинул меня в Угличе
То какой же ты друг мне

Десять. Отбой
Где ж ты, сокол мой?!..
Где-то север, а где-то юг…
Говнюк!

Прогуляться что ль по шпалам
Пешком
В стольный город
За Посошком
В Угличе

В славном городе Угличе
Ты оставил меня в Угличе
Раз ты кинул меня в Угличе
Кинешь и в Москве

Черные дуги

Черные дуги, мост; черные рельсы
Снег оседает, как пыль — бесконечное
Иестие белых точек
Беспокойное время длинных снов
Бред

Скользкая сущность холодного льда,
тупое безразличие промерзшей земли,
мягкий свет ночных фонарей,
старый парк, остановка автобуса, ночь

Вечная драма источника света
и тьмы, терпкий дым осенних костров
Бессонные поиски разрушенной станции,
деревянная лестница, ведущая вверх,
темная дверь и гул голосов,
слепое оконце — комната-склеп

Мерные движения стынущих волн,
сознанье, подернутое
дымкой снов

Темные стены, бесшумный вокзал,
странное скопище не живущих здесь
отсутствие сил зажечь сигарету,
взгляд изнутри
Снова падает свет,
влажный след уходит во тьму —
ожиданье давно ушедшего поезда,
странная фраза о том, что ничего уж нет,
путь к дому, которого нет

Верный признак потерянных дней,
первый сигнал о начале конца
Если видно, то только сквозь мутные стекла,
Если что-то и было, то только это —
Темные переулки, отрывистый смех,
время — вечное движение вверх
Если есть память, то только тогда,
если есть прошлое, то
только здесь

А я приду к тебе домой

А я приду к тебе домой
Лишь только слово
Которого ждать я не в силах, поверь
А я приду к тебе домой
Знаю, что скоро
По воле своей ты откроешь мне дверь
И то ль так было всегда
А, может, только сейчас
Но я верю в себя
Я вижу тебя
Да, я здесь
Мне ли не знать, как тоскливо одной

А я приду к тебе домой
Я расскажу, как на улице дождь
астопил ранний снег
А я приду к тебе домой
Я люблю это время
Мне так приятно услышать твой смех
Посмотри мне в глаза
Видишь — тают огни
В темной влаге ночной
И мы наконец-то одни
Мне ли не знать, что случилось со мной

А я приду к тебе домой
Как и всегда, но впервые ничто от тебя не тая
А я приду к тебе домой
Тихо сжимая…
Знаешь ли, что принесла тебе я
И то ль так было всегда
А, может, только сейчас
Но я верю в нее
Я знаю, что сблизило нас
Мне ли не ждать награды иной

А я приду к тебе домой

Московская стройка

1. Совершают хозяева с догами
Прогулку вечернюю мимо стройки
Как из клетки, из окон бытовки
Три таджика глазеют бойко
И наивного взгляда собачьего
Не отличить от взгляда таджика
подкоптившего не одного далматина
Сдобренного местной дешевой аджикой

И, ожидая ли выстрела в темя
Или собственной вилкой проколотый рот
Тварью дрожащею выкатит время
Сказку про то, как неистовый род
Тянет на круги нищего донора
аскинув пред алчущими покрова?
И кормит своих их же собственным мясом
Вымя – столица
Имя – Москва

Припев: Третью суру читает Ильхам
Фарид изучает свои пальцы
За гаражами садится солнце
У бара напротив мерседесы скалятся
И от поста ГАИ тянет шмаль
А они все глядят и глядят вдаль

Сытый голодного не разумеет
Потому-то они и глядят вдаль

2. Синее солнце ошпарило утро
Над крышею сварочных брызг ореол
Нежится в лете юный таджик
Мочась с наслажденьем на каменный пол
Видел ли он ослепительный труд
И нелепый, как орден героя Насеру*
Конец нестяжания, доблестный гурт –
Был СССР   –
И нет СССРа

То же наверное думал спросонья
Когда-то бывший работник НИИ
А ныне системщик австрийской стройфирмы
Глядя на земли родные свои
Где рынок свободный уносит последний
Огороженный сеткой дачный вагон
Где пахнет лимонник и пижма
И олово
За дальним лесом льет горизонт

3. Время – кузница наций – по останкам Великой
Шагает с триумфом, как евроремонт
И сочные дети красивых таджиков
Наверно пополнят московский бомонд

И менеджер сыну про баррикады
Расскажет, про жажду крушенья Совка,
Про то, как свободе в итоге не рады –
Раба кабала приняла в кабаках
И молиться начнут – только уж нет возврата
Хрустальной отчизне былых юных дней
Умалится любовь – беззаконию плата
И путь повторят дети южных детей
У Фарида под ногтем сухой крови остаток
И в кармане штанов долг – его не скостить
Он еще недавно так боялся Аллаха
Но уж нечем бояться
Зато есть чем платить

* Гамаль Абдель Насер — второй президент Египта, деятель панарабского движения, Герой Советского Союза (Указом Президиума Верховного Совета ССС от 13 мая 1964 года Насер был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»).

Гагарин жив

Гагарин жив

Пусть говорят нам что он будто бы разбился

Гагарин Жив

Хоть знают все что в монумент он превратился

Врут что его крылатый Миг маневр не выдержал из штопора не вышел

Сочинили это все по спецзаказу главной крыши

И эксперты не спешат вскрывать архив

Гагарин жив

Но он не вынес лжи и предпочел опушку леса

Он сыт по горло

Той ролью жупела КПССа

И он подался в дальний скит ушел отшельником в леса

И иногда мотор шумит и раздаются голоса

И в деревнях его встречали в летном шлеме

Даже в наше время

Гагарин жив

Ведь он из тех, кто слышит голос, чуду внемля

Гагарин жив

Он полз  на локтях  нюхал траву  ел горстями землю

И снова каждую весну все полыхает и ревет

Перед глазами все кружит его горящий самолет

И проявляется на миг в тумане зыбком

Его улыбка

Гагарин жив

Ведь как никто он знал полет такого он отведал

Что не прочухал в самых тонких снах несчастный Кастанеда

Он с хищным эго совладал и превратил его в нажим

В нем проявился русский дух а этот дух неудержим

И наша народ еще проснется и покажет диво див

Гагарин жив

Доктор Быков

Тряханул на повороте маршрутку шофер

матерясь, что страну просрали гады

Одна радость — по телику врач: он крут и на язык остер,

он бы навел у нас порядок!

 

пр:  Его — в  президенты

Его — в премьер-министры

Он сделал бы страну нашу Империей великой!

Воля и харизма

С профессионализмом

Не Франкенштейн

Не Борменталь

Не Айболит

А доктор Быков!

 

Я зашла в магазин ночной рядом с вокзалом

продавщица смотрела сериал

она лениво отсчитала сдачу, и, зевнув, сказала:

вот он, Мужчины идеал!

 

пр:  Его — в  президенты

Его — в премьер-министры

Он сделает страну нашу Империей великой!

Воля и харизма

С профессионализмом

Не Франкенштейн

Не Борменталь

Не Айболит

А доктор Быков!

 

В метро у соседки на айподе Интерны

От ушей ее отрезан внешний мир

Готичная девушка с глазами дикой серны

поняла, кто ее истинный кумир

пр:

Мой друг продюсер новичкам его ставит в пример —

ведь это просто парад наглядных истин

как делать грамотный пиар, как выстраивать брэнд

показал великий Ваня Охлобыстин!

пр:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.